Без названия (вторая подборка стихов)

Без названия (вторая подборка стихов)

e

В рубрике «Наскальный рисунок» — вторая подборка стихов. Недавно Руслан Князев писал о популярной поэзии. Публикуемые здесь стихи — противоположность тому, что в современной поэзии может считаться популярным. Одновременно с этой непопулярностью подборка стихов демонстрирует некоторые возможные сегодня (и реализуемые авторами) стратегии, так сказать, поведения на бумаге. 

Андрей Самохоткин

***
Столь сказанное чуждо рек,
что, как беззвучный рыбы рот
глотает воздух, не умея бег
его использовать дышать,
так эха нет среди пустот
себя, где расположен свод
для эха низкий.

Ксения Чарыева

***
не свернулось — вернулось моё молоко
и сверкнули слова из листвы
и навстречу рассвету помчался легко
чёрный поезд моей головы

выше скорости тела чуть дальше вперёд
будто выдвинув ящик стола
я лечу без оглядки на то что умрёт
без оглядки на то кем была

***
в каждом киндер-сюрпризе со сборной игрушкой припрятана весточка мне
вот и этот жирафик — объёмное напоминание, чем я рискую
не успевшему перебежать целиком из одной половины в другую —
плакать, век вековать в полусне
это типа как если в жару то в аллею свернёшь то выходишь из тени
есть москва типа для москвичей, а есть вовсе другая москва
там живёт человек он сшивает ударами света бумажные стены
и как ноги в младенчестве переставляет слова

Игорь Булатовский

***

На чем свет стоит? На железобетонной ноге.
А мать его тьма кроет его матом.
Нехитрый загиб идет по проволочной дуге,
и каждый электрон посылает подальше свой атом.

И свет течет по телам стоящих под ним свет и лен,
и красит их розовым лаком, совсем не гордый,
и каждая света и лена уже как лили марлен,
и шаг часового уже не твердый.

И свет утекает в землю со светлых и ленных ног,
и там, раздвигая лучи, ложится,
и часовой засыпает стоя, лицом на восток,
и смена идет, крича как ночная птица.

* * *

Полине Барсковой

Говори, дружок, говори,
суй рожок языка в ботинки.
Ничего, что жмут: у них внутри
теплым, гниющим комом лежат картинки

совсем не веселые. Всё потому,
что ботинки были великоваты,
но лучше дохлых мурзилок пихать во тьму,
чем клочья стерильной больничной ваты,

чтобы каждому шагу была стопа
совсем не рада, в свои мозоли
влюблена по щиколотку. Любовь слепа
и поэтому слышит так много боли.

Василий Бородин

***
так вздрагивает снег на темя
и в темноте слоями теми —
теней, полутеней, теней —
ночь, и о ней
такое же ничьё молчанье
и жалоба и светлый куст,
как будто август, и ночами
бледны раскопки кирпичами
и вдруг — черна, черна, случайна —
эмаль искусств


***
подожди немного
чай похож на круг
полдень — на берлогу
день — на всё вокруг

в этих сходствах ясных
столько глубины
что и мы прекрасны
что и мы умны

чай похож на донце
полночь — на коня
и друзья как солнце
смотрят на меня

Фотография Кирилла Кондратенко.